Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Леонид Филатов — Не лети так, жизнь:




О не лети так, жизнь, слегка замедли шаг.
Другие вон живут, неспешны и подробны.
А я живу — мосты, вокзалы, ипподромы.
Промахивая так, что только свист в ушах

О не лети так жизнь, уже мне много лет.
Позволь перекурить, хотя б вон с тем пьянчужкой.
Не мне, так хоть ему, бедняге, посочуствуй.
Ведь у него, поди, и курева то нет.

О не лети так жизнь, мне важен и пустяк.
Вот город, вот театр. Дай прочитать афишу.
И пусть я никогда спектакля не увижу,
Зато я буду знать, что был такой спектакль

О не лети так жизнь, я от ветров рябой.
Мне нужно этот мир как следует запомнить.
А если повезет, то даже и заполнить,
Хоть чьи-нибудь глаза хоть сколь-нибудь собой.

О не лети так жизнь, на миг хоть, задержись.
Уж лучше ты меня калечь, пытай, и мучай.
Пусть будет все — тюрьма, болезнь, несчастный случай.
Я все перенесу, но не лети так, жизнь.





Исландия против всех, история тресковых войн

Действующие лица:

Британская империя — население около 51 миллиона человек, ядерное государство.

Исландия — население около 300 тысяч человек, армия отсутствует.

НАТО — альянс, в котором состоят и Британия, и Исландия.

Другие страны — СССР, ФРГ, США и прочие.

Акт первый. 1958 год.

Исландия. Мне нужна треска.

Другие страны. У тебя есть 4 мили вокруг твоего, хм, островка, вот и лови себе там.

Исландия: Мне нужно больше трески.

(*Исландия заявляет, что теперь ей принадлежит вся морская территория на 12 миль вокруг острова*)

Другие страны (хором). Ни хрена себе!

Исландия (нежно). Треска, трескулечка, трескушечка моя...

Британия. Слышь, ты...

Исландия (поправляет). Вы.

Британия. Слышь, вы. Я как ловила у тебя рыбу, так и буду ловить. Намёк понятен?

Исландия. Уебу.

Британия (в шоке): Что?!

Исландия: У-е-бу.

Британия: У меня ядерное оружие.

Исландия. Ты в меня не попадёшь.

Британия. У меня флот.

Исландия. Скоро ты будешь вспоминать, как приятно было говорить о своём флоте в настоящем времени.

Британия. У тебя населения меньше, чем у меня матросов на флоте!

Исландия. Ничего. Треска станет жирнее на английском мясе.

Британия. Ах ты...

(*Британские рыбаки продолжают ловить треску в водах Исландии*)

Исландия (задумчиво). Уебу.

(*Исландская береговая охрана окружает британские корабли и обрезает им тралы*)

Британия (поперхнувшись чаем с молоком). Да вы охуели!..

Исландия (довольным голосом). О, наконец-то Британия говорит с Исландией на "вы".

Британия. Мне нужна треска!

Исландия. Нет. Треска нужна Исландии и Советскому Союзу. Эй, Союз, хочешь немного рыбки?

СССР (издалека). Рыбка? Союз хочет рыбки!

Британия. Блядь...

(*Британия выводит своих рыбаков и признаёт права Исландии на 12-мильную зону*)

Акт второй. 1972 год.

Исландия. Мне нужна треска.

Британия. Опять?!

Исландия. Мне. Нужна. Треска.

(*Исландия заявляет, что теперь её исключительные права распространяются на 50 миль вокруг острова*)

Другие страны (хором). Да ты охуела!

Исландия (поправляет). Вы.

Британия. Ты меня достала, мелкая паскуда.

Германия. И меня. Мне, может, тоже треска нужна!

(*Британия и Германия продолжают ловить рыбу в водах Исландии, приставив к рыбакам фрегаты военно-морского флота*)

Исландия (задумчиво). Уебу. Обеих.

(*Исландская береговая охрана пытается обрезать тралы у английских рыбаков, но нарывается на предупредительный огонь военного флота*)

Исландия (меланхолично). Не я уебу — так другие уебут... (поднимает трубку) Алло, США? Исландия беспокоит. Нет, не Ирландия, а Исландия. Нет, это разные страны. Уебу. Что? Нет, это пока не вам. У нас тут ваша военная база была, помните? В смысле — "до сих пор стоит"? Сейчас уберем, раз стоит. А то нас тут обижают, а от вашей базы никакого толку. Мы другую базу поставим, красную. С медведем и кнопкой. И русскими. Что значит "не надо"? А, "решите вопрос"? Ну хорошо, решайте побыстрее. Чао. (вешает трубку)

СССР. Меня кто-то звал?

Исландия. Нет, тебе послышалось.

СССР. А треска ещё есть?

Исландия. Нет. Она утонула.

СССР. Жаль.

США. Эй, вы там, которые в исландских водах!

Британия и Германия (хором). Что?

США. Идите оттуда нахуй, пожалуйста.

Британия. Но треска...

США. От трески изжога.

Британия (обречённо). Блядь...

(*Британия и Германия покидают исландские воды*)

Исландия. Уебу в следующий раз.

Акт третий. 1975 год.

Исландия. Мне нужна треска.

Британия и Германия (оглянувшись, тихим шёпотом). Пошла нахуй.

Исландия. Мне. Нужна. Треска.

(*Исландия заявляет, что теперь ей принадлежат воды на 200 миль вокруг острова*)

Другие страны. Исландия, да ты... то есть вы...

Исландия (перебивает). Уебу.

Германия (меланхолично). Уебёт.

Британия. Смотрите и учитесь, сосунки.

(*Британия снова вводит военный флот для защиты рыбаков в исландских водах*)

Исландия (задумчиво). У меня семь кораблей. У Британии около сотни. (потирая руки) Это будет великая победа, достойная наших предков-викингов!

Германия (шёпотом). Исландия ёбнулась, звоните психиатрам.

Исландия. Выпускайте береговую охрану!

(*из бухты с трудом выходит старый фрегат "Тор", перегораживает

дорогу сразу трём английским военным кораблям и вступает с ними в бой*)

Другие страны (хором). Исландия ёбнулась!

Исландия (с дьявольским хохотом). Нас ожидают чертоги Вальхаллы, где мы будем вечно пировать с Праотцом Одином за длинным столом!..

Другие страны (шёпотом). Пиздец.

(*исландские и английские корабли гоняются друг за другом по морю, устраивая перестрелки*)

США. Блядь. Вы, оба...

Исландия (не слушая). Сражайтесь, английские крысы! Ваше место - в сером Нифльхейме, под пятой великой Хель! Узрите же знамя ворона! С нами Тор!

США (в панике). Вы же оба члены НАТО!

Исландия (не оборачиваясь). Уже нет.

США (впадая в хтонический ужас). Как это нет?!

Исландия. Мы не будем сражаться плечом к плечу с трусливыми английскими крысами. Мы выходим из НАТО.

Другие страны (хором). Охуеть!..

США (бледнея). Но ведь у вас единственная база НАТО в северных морях!

СССР (подкрадываясь). А вот с этого места поподробнее...

США. Блядь! Британия! Можно тебя на два слова?

Британия (нехотя). Ну что ещё?!

США. Свали оттуда!

Британия. Это вопрос принципа!

США. Уебу!

Исландия. США, отвали, это я её первая заметила!

США. Да ты охуела!

Исландия (помахивая треской). А знаете, медведи очень любят сырую рыбу. Исторический факт.

СССР. Ры-ы-ы-ыба-а-а-а...

США. Блядь! Британия!

Британия (разочарованно). Да что ж за хуйня...

(*Британия отзывает свои корабли и вслед за всеми странами Европы признаёт право Исландии на 200-мильную зону вокруг острова*)

Исландия (грустно). Великий Один остался без жертвоприношения... И веселье так быстро закончилось… (оглядываясь по сторонам и замечая вулкан Эйяфьядлайёкюдль) Хотя всё ещё можно поправить!

Все страны мира (хором). Блядь...

Занавес.

https://pikabu.ru/story/islandiya_protiv_vsekh_istoriya_treskovyikh_voyn_3869033

Оловянное лицо для солдата

Десятки молодых солдат, вернувшихся с Первой мировой с изуродованными лицами, спасла женщина-скульптор. Она делала им маски

Анна Коулман-Лэдд работает над маской солдата в своей студии. Париж, 1918 год. Фото с сайта loc.gov

История о солдатах с «развороченными лицами» или «сломанными челюстями», или «оловянными носами» — как только их не называли — это история о милосердии, сострадании, о людской слабости и упрямой вере в жизнь.

Так уж случилось, что специфика траншейной войны оказалась, по выражению газет времен Первой мировой, «дьявольски способствующей травмам лица» — ни до, ни после не было такого количества изуродованных солдат.  «Казалось, они думали, что могут подняться над окопом и двигаться настолько быстро, что град пуль их не настигнет, они не понимали опасности и некому было их предостеречь», — вспоминал американский хирург Фред Альби, работавший на французском фронте.

Зеркала — под запретом

Солдаты, получившие увечья после газовой атаки. Фото с сайта rarehistoricalphotos.com

В результате — человек жив, руки и ноги на месте, а лица нет… В отличие от ампутантов, эти солдаты официально не признавались ранеными героями. Раненое лицо, как говорили, не равноценно раненому телу.

Французский писатель Марк Дагейн в своем романе «Палата для офицеров» рассказал об их жизни — муж его бабушки был одним из этих солдат. Большинство из них не принадлежали к профессиональному военному сословию — это были обычные молодые люди. В архивах остались их письма родным с фронта —  самыми желанными посылками, помимо еды, табака и теплых вещей, называли крем для бритья и книги — «Огонь» Анри Барбюса, приключенческие романы Жюля Верна.

Врачи заботились, чтобы они как можно дольше не видели свое отражение в зеркале: их селили в отдельных палатах, зеркала — под запретом. В госпиталях мрачно констатировали, что обезображенное лицо — самое травматичное из множества последствий войны.

«Смотрите раненому пациенту прямо в лицо — не опускайте глаза! Помните, он следит за вами, как вы будете реагировать на его внешность», — инструктировали медицинских сестер монахини.

Маски, снятые Анной Лэдд с увечных солдат. Фото с сайта reddit.com

Нарушая запреты, некоторые делали попытки взглянуть на себя в зеркало и падали в обморок от шока. Жить, чувствуя себя чужим самому себе, — это безусловный ад, написал один из врачей, работавший с такими ранеными. Что пережили эти люди, считывая страх и отвращение в глазах окружающих, видя, как матери в ужасе шарахаются в сторону, заглядывая в глаза родственникам, которые их не узнают…Как они учились существовать изо дня в день с болью, с чувством величайшей несправедливости и праведного гнева на жизнь, войну, как старались забыть прошлое…Возвращаться домой? Как, без лица?

В Сидкупе, пригороде Лондона, где находилась специализированная челюстно-лицевая больница, некоторые скамейки в парке окрасили в синий цвет — это был знак, предупреждавший горожан: здесь вы можете встретить того, на кого страшно смотреть. Но они не сдавались, объединялись в группы, старались преодолеть отчаяние и изоляцию, укрепляли в себе надежду…Постепенно, а солдаты с изуродованными лицами порой жили в госпиталях годами, страдание сменялось необходимостью жить. Как найти себе применение, помочь товарищам, которые совсем пали духом?

Складывалось ощущение, что мир не готов принять их. Бывшие солдаты чувствовали обреченность своего положения и в тоже время верили, что врачи найдут способ им помочь. Но как их будут лечить? Им не хватало — кому носа, кому глаза или куска подбородка, лба, челюсти — увечья были страшными. Конечно, им хотели помочь, но не знали, как. Пластическая хирургия в те времена находилась в самом зачатке — приходилось импровизировать на ходу. Война подгоняла, но медицина отставала, причем сильно.

«Он не хотел, чтобы мать увидела, каким он стал»

Пациент Анны Лэдд до и после работы над воссозданием лица. Фото с сайта wykop.pl

И тогда на помощь пришло… искусство. Врачей заменили художники, точнее, скульпторы. Американка Анна Лэдд вошла в историю, как скульптор, подарившая изуродованным солдатам возможность вернуться к жизни, хотя она не имела никакого отношения к медицине, разве что муж был доктором.

Анна родилась в Брин-Мауре, штат Пенсильвания в 1878 году, изучала скульптуру во Франции и Италии, а после окончания учебы переехала в Бостон, где в возрасте 26 лет вышла замуж за Мейнарда Лэдда, успешного педиатра. Эта удивительная женщина производила впечатление спокойной, уютной и очень светской — так писали газеты того времени. А на сохранившейся архивной кинопленке можно увидеть веселую деловую Анну — на лице ни тени страха или не дай Бог брезгливости, она доброжелательно и в то же время решительно общается с раненым солдатом.

Почему талантливый и преуспевающий скульптор бросает все и начинает помогать раненым? Анна не была благополучной барышней, решившей поиграть в благотворительность от скуки. Ее ценили как талантливого художника, настоящего профессионала. Помимо скульптуры, Анна увлекалась литературой и написала два исторических романа, несколько театральных пьес. Портрет легендарной актрисы Элеоноры Дузе ее работы был признан лучшим и одобрен самой моделью.

Анна принимает участие во многих выставках и очень востребована в профессии. Возможно, богатое воображение художницы сыграло важную роль в ее решении, но не только. «Однажды к нам пришел человек, который был ранен два с половиной года назад и с тех пор не возвращался домой, — вспоминала Анна. — Он не хотел, чтобы мать увидела, каким он стал — от всего лица остался только один глаз, и после 50 операций… он пришел к нам». Вот собственно и ответ на вопрос почему?

Муж Анны, врач в Американском подразделении Красного Креста — о нем вспоминают, как об очень мощном и добром человеке — не стал отговаривать жену, наоборот, поддержал. Многие говорили, что это не женское дело, пугали, сочувствовали — многие, но не он. Привыкший находить выход из самых безвыходных ситуаций, Мейнард Лэдд так же, как и Анна, верил, что они смогут помочь раненым.

Надо отдать должное еще одному человеку — огромную роль в решении Анны сыграл британский скульптор Френсис Дервент Вуд. «Магазин оловянных носов» — его детище. Моя работа начинается там, где завершается работа хирурга, говорил Вуд. Когда началась война, ему исполнилось 44 года — слишком много, чтобы отправлять на передовую. Тогда он пошел работать волонтером в Медицинский корпус Королевской армии в одной из больниц Лондона. Кому первому пришла мысль делать маски для раненых солдат — точно неизвестно. Во всяком случае, Вуд подхватил эту идею. Поняв, что его способности художника могут быть полезны с медицинской точки зрения, он загорелся создать маски для «непоправимо изуродованных» лиц.

«Мои случаи, как правило, тяжелейшие травмы, где пластическая хирургия бессильна, но, как и в пластической хирургии, психологический эффект один и тот же. Пациент обретает чувство собственного достоинства, уверенность в себе, поднимает голову. Его внешность больше не является источником кошмара для родственников, друзей и конечно же, для него самого», — писал Вуд.

Новые металлические конструкции — более легкие и более длинные, чем бывшие в ходу до этого резиновые накладки, специально разрабатывали так, чтобы воссоздать довоенный портрет пациента. Это было невероятно! Узнав о портретных масках, ошарашенная этой идеей, Анна, не раздумывая, бросает все свои художественные проекты и, опираясь на безоговорочную поддержку мужа и Красного Креста, начинает главное дело своей жизни – открывает «Студию портретных масок».

Каждая маска была шедевром

Маски. Фото с сайта boredpanda.com

Все происходит в Париже, идет 1917 год. Анна одна из первых обратила внимание на великую силу психотерапии в работе с подобными травмами — «настоящим» врачам некогда заниматься душой раненого, поток пострадавших солдат огромен.  Анна и ее четыре помощника поставили перед собой задачу создать максимально комфортную атмосферу — чтобы пациенты оттаяли: веселое, гостеприимное пространство, комнаты с цветами на окнах, французские и американские флаги, а рядом гипсовые слепки для будущих масок.

Большая, наполненная солнечным светом, яркая студия расположилась в Латинском квартале, с уютным внутренним двориком, заросшим плющом и украшенным скульптурами. Так раненые, из грязи траншей или с поля сражений, оказывались в волшебном месте, где не было места унынию и отчаянию — только надежда и вера, что теперь все сложится. Когда пациент полностью восстанавливался после лечения у врачей, за дело бралась Анна.

Процесс создания индивидуальной маски — долгий и трудоемкий. Прежде всего, нужно изучить фотографии пациента до получения травмы…Затем делались гипсовые слепки с лица – испытание «удушающее», «болезненное». Слепок был буквальным портретом пациента, с обезображенной частью лица и целостной, если таковая имелась. По здоровой части «восстанавливали» разрушенную, подгоняя сходство под имеющиеся довоенные фото. Готовый слепок обязательно примерялся и согласовывался с раненым. Затем на основе гипсового слепка создавалась супертонкая медная копия – ее толщина не превышала толщину визитной карточки. В зависимости от того, покрывала она все лицо или, как часто бывало, только верхнюю или нижнюю часть, маска весила 150-250 г и обычно удерживалась очками.




Самая важная и решающая часть работы заключалась в окраске металлической поверхности. Уловить сходство — чтобы пациент наконец воскликнул «это я!» – мало. Необходимо было придать маске оттенок живой человеческой кожи. Художница старалась раскрасить маску так, чтобы она реалистично смотрелась и в пасмурный день, и в солнечную погоду. Это требовало огромных усилий и безусловного таланта.

Первоначально маски рисовались масляными красками — выглядело топорно, их сложно было мыть, краска скалывалась. Анне удалось разработать новую технику покрытия — специальную моющуюся эмаль, которая имела очень реалистичный вид. На пациенте закрепляли маску, и художница принималась за «отделку», чтобы максимально близко подобрать оттенки эмали под цвет кожи раненого. Прорисовывала детали, например, бритые щеки – старались, насколько возможно, сделать маску живой. Все тщательно прорабатывалось вручную: брови, ресницы, усы делали из настоящих волос или тонкой фольги, в зависимости от обстоятельств.

Каждая маска была шедевром и меняла жизнь человека. Среди раненых о них ходили легенды. Только представьте себе чувства человека, который наконец может смотреть на себя в зеркало, не отворачиваясь, видеть, как постепенно маска «сливается» с его кожей и как вдруг проявляется его собственное лицо… он узнает себя прежнего. Некоторые солдаты шутили — они смогли наконец шутить! — что Анна польстила им и сделала более красивыми, чем до ранения. По желанию вырастали усы, если мужчина курил — маленькое отверстие в маске для сигареты.

Конечно же, никакого волшебства не происходило, возможности метода были сильно ограничены – мужчина не мог ни жевать, ни глотать, ни видеть при помощи маски. Но даже эта малость действовала на пострадавших живительно. Вот отрывок из сохранившейся очень скудной переписки Анны с изуродованными мужчинами. «Спасибо вам, у меня теперь будет дом, семья — написал один солдат. — … Женщина, которую я люблю, имела право отвернуться от меня из-за жуткого лица. Благодаря вам она больше не боится! Она смогла меня даже обнять». Столько боли, страдания и благодарности в этих словах.

Немые свидетели тех событий — документальная съемка и черно-белые фотографии — статичные, застывшие с одним единственным выражением «лица» на все времена. Трудно представить, как солдаты выглядели на самом деле. Фото делались на основе порой не самой удачной довоенной фотографии, а иногда и вовсе по рассказам пациентов – и получались живыми и безжизненными одновременно. Рассказывали, что дети одного из солдат, вернувших себе лицо при помощи маски, убежали в ужасе, увидев такое «лицо» отца.

Анна Лэдд прощается с выписавшимся из госпиталя солдатом. Фото с сайта loc.gov

К концу 1919 года студия Лэдда выпустила 185 масок; число, произведенное Вудом, неизвестно, но, по-видимому, гораздо больше, учитывая, что «Магазин оловянных носов» открылся раньше, и его маски производились быстрее. Цифры замечательные, но они, к сожалению, не могли покрыть потребностей всех жертв войны.

Средняя цена за маску, благодаря усилиям благотворительных организаций составляла $18 — недорого. После войны проект постепенно сошел на нет. Красный Крест больше не мог спонсировать студию, и она закрылась. Анна вернулась в Бостон, где продолжила карьеру скульптора. Почти никаких сведений о том, что происходило дальше с мужчинами, которые носили маски, не сохранилось.

Известно, что в Англии обсуждались сентиментальные проекты реабилитации — поселить «искалеченных и разбитых» в живописных деревнях, где они могли бы жить среди роз, садов и полей, зарабатывая себе на пропитание продажей фруктов и ткацкого текстиля; но оторванные от жизни планы лопнули, как мыльные пузыри, а солдаты… просто исчезли из поля зрения общества.

Камерная, казалось бы, история Анны Лэдд — всего 185 масок. Но она не только дала возможность жить 185 изувеченным солдатам — она помогла избежать ситуации трагического выбора их близким, она помогла и им сохранить лицо. Никто бы не осмелился осудить, например, женщину, отвернувшуюся от обезображенного войной мужчины — не все рождены сильными, но как прожила бы жизнь эта женщина, терзаемая чувством вины, что творилось бы в ее душе…

Конголезский врач Денис Муквеге, занимающийся реабилитацией женщин, подвергшимся насилию во время современный военных конфликтов, лауреат Нобелевской премии, сказал: «Когда вы не боретесь со злом, не останавливаете его — оно распространяется, как раковая опухоль, и пожирает все вокруг». Вряд ли Анна и ее коллеги философствовали на тему добра и зла —  своей работой они просто останавливали зло, как могли – и передавали эстафету дальше.

Исландия против всех, история тресковых войн


Действующие лица:

Британская империя — население около 51 миллиона человек, ядерное государство.
Исландия — население около 300 тысяч человек, армия отсутствует.
НАТО — альянс, в котором состоят и Британия, и Исландия.
Другие страны — СССР, ФРГ, США и прочие.

Акт первый. 1958 год.

Исландия. Мне нужна треска.
Другие страны. У тебя есть 4 мили вокруг твоего, хм, островка, вот и лови себе там.
Исландия: Мне нужно больше трески.
(*Исландия заявляет, что теперь ей принадлежит вся морская территория на 12 миль вокруг острова*)
Другие страны (хором). Ни хрена себе!
Исландия (нежно). Треска, трескулечка, трескушечка моя...
Британия. Слышь, ты...
Исландия (поправляет). Вы.
Британия. Слышь, вы. Я как ловила у тебя рыбу, так и буду ловить. Намёк понятен?
Исландия. Уебу.
Британия (в шоке): Что?!
Исландия: У-е-бу.
Британия: У меня ядерное оружие.
Исландия. Ты в меня не попадёшь.
Британия. У меня флот.
Исландия. Скоро ты будешь вспоминать, как приятно было говорить о своём флоте в настоящем времени.
Британия. У тебя населения меньше, чем у меня матросов на флоте!
Исландия. Ничего. Треска станет жирнее на английском мясе.
Британия. Ах ты...
(*Британские рыбаки продолжают ловить треску в водах Исландии*)
Исландия (задумчиво). Уебу.
(*Исландская береговая охрана окружает британские корабли и обрезает им тралы*)
Британия (поперхнувшись чаем с молоком). Да вы охуели!..
Исландия (довольным голосом). О, наконец-то Британия говорит с Исландией на "вы".
Британия. Мне нужна треска!
Исландия. Нет. Треска нужна Исландии и Советскому Союзу. Эй, Союз, хочешь немного рыбки?
СССР (издалека). Рыбка? Союз хочет рыбки!
Британия. Блядь...
(*Британия выводит своих рыбаков и признаёт права Исландии на 12-мильную зону*)

Акт второй. 1972 год.
Свернуть


Исландия. Мне нужна треска.
Британия. Опять?!
Исландия. Мне. Нужна. Треска.
(*Исландия заявляет, что теперь её исключительные права распространяются на 50 миль вокруг острова*)
Другие страны (хором). Да ты охуела!
Исландия (поправляет). Вы.
Британия. Ты меня достала, мелкая паскуда.
Германия. И меня. Мне, может, тоже треска нужна!
(*Британия и Германия продолжают ловить рыбу в водах Исландии, приставив к рыбакам фрегаты военно-морского флота*)
Исландия (задумчиво). Уебу. Обеих.
(*Исландская береговая охрана пытается обрезать тралы у английских рыбаков, но нарывается на предупредительный огонь военного флота*)
Исландия (меланхолично). Не я уебу — так другие уебут... (поднимает трубку) Алло, США? Исландия беспокоит. Нет, не Ирландия, а Исландия. Нет, это разные страны. Уебу. Что? Нет, это пока не вам. У нас тут ваша военная база была, помните? В смысле — "до сих пор стоит"? Сейчас уберем, раз стоит. А то нас тут обижают, а от вашей базы никакого толку. Мы другую базу поставим, красную. С медведем и кнопкой. И русскими. Что значит "не надо"? А, "решите вопрос"? Ну хорошо, решайте побыстрее. Чао. (вешает трубку)
СССР. Меня кто-то звал?
Исландия. Нет, тебе послышалось.
СССР. А треска ещё есть?
Исландия. Нет. Она утонула.
СССР. Жаль.
США. Эй, вы там, которые в исландских водах!
Британия и Германия (хором). Что?
США. Идите оттуда нахуй, пожалуйста.
Британия. Но треска...
США. От трески изжога.
Британия (обречённо). Блядь...
(*Британия и Германия покидают исландские воды*)
Исландия. Уебу в следующий раз.

Акт третий. 1975 год.

Исландия. Мне нужна треска.
Британия и Германия (оглянувшись, тихим шёпотом). Пошла нахуй.
Исландия. Мне. Нужна. Треска.
(*Исландия заявляет, что теперь ей принадлежат воды на 200 миль вокруг острова*)
Другие страны. Исландия, да ты... то есть вы...
Исландия (перебивает). Уебу.
Германия (меланхолично). Уебёт.
Британия. Смотрите и учитесь, сосунки.
(*Британия снова вводит военный флот для защиты рыбаков в исландских водах*)
Исландия (задумчиво). У меня семь кораблей. У Британии около сотни. (потирая руки) Это будет великая победа, достойная наших предков-викингов!
Германия (шёпотом). Исландия ёбнулась, звоните психиатрам.
Исландия. Выпускайте береговую охрану!
(*из бухты с трудом выходит старый фрегат "Тор", перегораживает
дорогу сразу трём английским военным кораблям и вступает с ними в бой*)
Другие страны (хором). Исландия ёбнулась!
Исландия (с дьявольским хохотом). Нас ожидают чертоги Вальхаллы, где мы будем вечно пировать с Праотцом Одином за длинным столом!..
Другие страны (шёпотом). Пиздец.
(*исландские и английские корабли гоняются друг за другом по морю, устраивая перестрелки*)
США. Блядь. Вы, оба...
Исландия (не слушая). Сражайтесь, английские крысы! Ваше место - в сером Нифльхейме, под пятой великой Хель! Узрите же знамя ворона! С нами Тор!
США (в панике). Вы же оба члены НАТО!
Исландия (не оборачиваясь). Уже нет.
США (впадая в хтонический ужас). Как это нет?!
Исландия. Мы не будем сражаться плечом к плечу с трусливыми английскими крысами. Мы выходим из НАТО.
Другие страны (хором). Охуеть!..
США (бледнея). Но ведь у вас единственная база НАТО в северных морях!
СССР (подкрадываясь). А вот с этого места поподробнее...
США. Блядь! Британия! Можно тебя на два слова?
Британия (нехотя). Ну что ещё?!
США. Свали оттуда!
Британия. Это вопрос принципа!
США. Уебу!
Исландия. США, отвали, это я её первая заметила!
США. Да ты охуела!
Исландия (помахивая треской). А знаете, медведи очень любят сырую рыбу. Исторический факт.
СССР. Ры-ы-ы-ыба-а-а-а...
США. Блядь! Британия!
Британия (разочарованно). Да что ж за хуйня...
(*Британия отзывает свои корабли и вслед за всеми странами Европы признаёт право Исландии на 200-мильную зону вокруг острова*)
Исландия (грустно). Великий Один остался без жертвоприношения... И веселье так быстро закончилось… (оглядываясь по сторонам и замечая вулкан Эйяфьядлайёкюдль) Хотя всё ещё можно поправить!
Все страны мира (хором). Блядь...

Занавес.

Бой в Аргунском ущелье: 90 десантников против двух тысяч боевиков

Оригинал взят у wowavostok в Бой в Аргунском ущелье: 90 десантников против двух тысяч боевиков
Бой в Аргунском ущелье: 90 десантников против двух тысяч боевиков
Фото

Сегодня мало кто помнит то, как 14 лет назад Русские солдаты стояли на смерть против превосходящих в десятки раз сил боевиков в Аргунском ущелье. Бой у высоты 776 — эпизод Второй чеченской войны, которую сегодня мало кто любит вспоминать.

Девяносто десантников загородили путь двум тысячам боевикам, решившим прорываться из Аргунского ущелья. Девяносто молодых ребят против двух тысяч боевиков — террористов. Это не сказка — это подвиг Русского народа, написанный кровью на страницах истории.

- «Одна волна пройдет; мы их перестреляем; полчаса передышки – и еще одна волна, - рассказывает один из выживших, - Идут на нас, глаза выпученные, орут: «Аллах акбар! Русские – сдавайтесь! Мы вам дадим дорогу уйти!»… - «Потом, когда они отступили после рукопашной, предлагали нам по рации деньги, чтобы мы их пропустили»…

Получив отказ, боевики опять пошли в атаку.

На русских солдат обрушился огонь из минометов и стрелкового оружия.

Collapse )

27 октября 1939 года литовская армия вошла в Вильно (Вильнюс)

Оригинал взят у greenchelman_3 в 27 октября 1939 года литовская армия вошла в Вильно (Вильнюс)
Но город окончательно стал литовским только благодаря советским чекистам.

Марши эсэсовцев, суды над участниками вооруженной борьбы с нацизмом и прочие прелести «европейской демократии» мы традиционно привыкли связывать прежде всего с Латвией и Эстонией. Неповторимую пикантность «обвинениям» придает тот факт, что именно СССР подарил Литве ее нынешнюю столицу, а закреплять литовский статус Вильнюса пришлось именно чекистам...



В 1919 году полякам удалось силой оружия захватить Вильно (польское название города) и удержать его за собой. Надо заметить, что в тот период в исторической столице средневековой Литвы поляков было значительно больше, чем литовцев.

Разумеется, Литва не отказывалась от притязаний на Вильно, но подкрепить свои претензии силовыми действиями не могла.

Военная мощь Польши была просто несопоставима с весьма скромными возможностями небольшой литовской армии.

Collapse )

Лети с приветом!.. Загадка на эрудицию

Оригинал взят у slavikap в Лети с приветом!.. Загадка на эрудицию


Как ни странно, во время первой мировой войны солдаты британской армии использовали этот предмет для того, чтобы метать гранаты в немецкие окопы.
Попробуйте отгадать, что же это был за предмет? Напишите свой вариант ответа в комментариях, а ответ посмотрите под катом.


Collapse )



Collapse )