Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Леонид Филатов — Не лети так, жизнь:




О не лети так, жизнь, слегка замедли шаг.
Другие вон живут, неспешны и подробны.
А я живу — мосты, вокзалы, ипподромы.
Промахивая так, что только свист в ушах

О не лети так жизнь, уже мне много лет.
Позволь перекурить, хотя б вон с тем пьянчужкой.
Не мне, так хоть ему, бедняге, посочуствуй.
Ведь у него, поди, и курева то нет.

О не лети так жизнь, мне важен и пустяк.
Вот город, вот театр. Дай прочитать афишу.
И пусть я никогда спектакля не увижу,
Зато я буду знать, что был такой спектакль

О не лети так жизнь, я от ветров рябой.
Мне нужно этот мир как следует запомнить.
А если повезет, то даже и заполнить,
Хоть чьи-нибудь глаза хоть сколь-нибудь собой.

О не лети так жизнь, на миг хоть, задержись.
Уж лучше ты меня калечь, пытай, и мучай.
Пусть будет все — тюрьма, болезнь, несчастный случай.
Я все перенесу, но не лети так, жизнь.





В ГРЕЗАХ



Хочу увидеть 24 июня мавзолей без тряпок и раскрашенной фанеры, на нем Кормчего, одного, принимающего парад у Тувинца, разумеется обращение к народу со слов : Братья и сестры, к вам обращаюсь я...

Повторно брошенные знамена и штандарты нацистов к подножию мавзолея,

Ну а потом казнь Ржавого и Ко на Лобном месте, в прямом эфире, сообщение о массовых арестах и национализации. Хронику задержания Собакина, его арест и отправку в камеру с обязательным ношением намордника и перчаток на 3 размера меньше, с побудкой и докладом кто он такой каждые 30 минут, без права прогулки минимум на пол-года.

К вечеру Салют и народные гулянья.

На следующий день публичное раскаянье списка Форбс и отречение от непосильно нажитого в пользу государства, с последующим удалением оных в монастыри для просветления и покаяния.

Через неделю объявление о госреформе, с роспуском всех Дум, СФ и отставкой правительства, с назначением генерал-губернаторов в регионах, с прямым подчинением Предводителю.

И вот не надо сейчас лезть своими грязными ручонками в мои светлые мечты и вожделения,без вас знаю, что это очень смелые хотелки, ну так давайте вместе помечтаем, Ленин что говорил, когда идея овладевает массами она становится материальной. Может получится, а ?

https://andrey-kuprikov.livejournal.com/3807509.html

Исландия против всех, история тресковых войн

Действующие лица:

Британская империя — население около 51 миллиона человек, ядерное государство.

Исландия — население около 300 тысяч человек, армия отсутствует.

НАТО — альянс, в котором состоят и Британия, и Исландия.

Другие страны — СССР, ФРГ, США и прочие.

Акт первый. 1958 год.

Исландия. Мне нужна треска.

Другие страны. У тебя есть 4 мили вокруг твоего, хм, островка, вот и лови себе там.

Исландия: Мне нужно больше трески.

(*Исландия заявляет, что теперь ей принадлежит вся морская территория на 12 миль вокруг острова*)

Другие страны (хором). Ни хрена себе!

Исландия (нежно). Треска, трескулечка, трескушечка моя...

Британия. Слышь, ты...

Исландия (поправляет). Вы.

Британия. Слышь, вы. Я как ловила у тебя рыбу, так и буду ловить. Намёк понятен?

Исландия. Уебу.

Британия (в шоке): Что?!

Исландия: У-е-бу.

Британия: У меня ядерное оружие.

Исландия. Ты в меня не попадёшь.

Британия. У меня флот.

Исландия. Скоро ты будешь вспоминать, как приятно было говорить о своём флоте в настоящем времени.

Британия. У тебя населения меньше, чем у меня матросов на флоте!

Исландия. Ничего. Треска станет жирнее на английском мясе.

Британия. Ах ты...

(*Британские рыбаки продолжают ловить треску в водах Исландии*)

Исландия (задумчиво). Уебу.

(*Исландская береговая охрана окружает британские корабли и обрезает им тралы*)

Британия (поперхнувшись чаем с молоком). Да вы охуели!..

Исландия (довольным голосом). О, наконец-то Британия говорит с Исландией на "вы".

Британия. Мне нужна треска!

Исландия. Нет. Треска нужна Исландии и Советскому Союзу. Эй, Союз, хочешь немного рыбки?

СССР (издалека). Рыбка? Союз хочет рыбки!

Британия. Блядь...

(*Британия выводит своих рыбаков и признаёт права Исландии на 12-мильную зону*)

Акт второй. 1972 год.

Исландия. Мне нужна треска.

Британия. Опять?!

Исландия. Мне. Нужна. Треска.

(*Исландия заявляет, что теперь её исключительные права распространяются на 50 миль вокруг острова*)

Другие страны (хором). Да ты охуела!

Исландия (поправляет). Вы.

Британия. Ты меня достала, мелкая паскуда.

Германия. И меня. Мне, может, тоже треска нужна!

(*Британия и Германия продолжают ловить рыбу в водах Исландии, приставив к рыбакам фрегаты военно-морского флота*)

Исландия (задумчиво). Уебу. Обеих.

(*Исландская береговая охрана пытается обрезать тралы у английских рыбаков, но нарывается на предупредительный огонь военного флота*)

Исландия (меланхолично). Не я уебу — так другие уебут... (поднимает трубку) Алло, США? Исландия беспокоит. Нет, не Ирландия, а Исландия. Нет, это разные страны. Уебу. Что? Нет, это пока не вам. У нас тут ваша военная база была, помните? В смысле — "до сих пор стоит"? Сейчас уберем, раз стоит. А то нас тут обижают, а от вашей базы никакого толку. Мы другую базу поставим, красную. С медведем и кнопкой. И русскими. Что значит "не надо"? А, "решите вопрос"? Ну хорошо, решайте побыстрее. Чао. (вешает трубку)

СССР. Меня кто-то звал?

Исландия. Нет, тебе послышалось.

СССР. А треска ещё есть?

Исландия. Нет. Она утонула.

СССР. Жаль.

США. Эй, вы там, которые в исландских водах!

Британия и Германия (хором). Что?

США. Идите оттуда нахуй, пожалуйста.

Британия. Но треска...

США. От трески изжога.

Британия (обречённо). Блядь...

(*Британия и Германия покидают исландские воды*)

Исландия. Уебу в следующий раз.

Акт третий. 1975 год.

Исландия. Мне нужна треска.

Британия и Германия (оглянувшись, тихим шёпотом). Пошла нахуй.

Исландия. Мне. Нужна. Треска.

(*Исландия заявляет, что теперь ей принадлежат воды на 200 миль вокруг острова*)

Другие страны. Исландия, да ты... то есть вы...

Исландия (перебивает). Уебу.

Германия (меланхолично). Уебёт.

Британия. Смотрите и учитесь, сосунки.

(*Британия снова вводит военный флот для защиты рыбаков в исландских водах*)

Исландия (задумчиво). У меня семь кораблей. У Британии около сотни. (потирая руки) Это будет великая победа, достойная наших предков-викингов!

Германия (шёпотом). Исландия ёбнулась, звоните психиатрам.

Исландия. Выпускайте береговую охрану!

(*из бухты с трудом выходит старый фрегат "Тор", перегораживает

дорогу сразу трём английским военным кораблям и вступает с ними в бой*)

Другие страны (хором). Исландия ёбнулась!

Исландия (с дьявольским хохотом). Нас ожидают чертоги Вальхаллы, где мы будем вечно пировать с Праотцом Одином за длинным столом!..

Другие страны (шёпотом). Пиздец.

(*исландские и английские корабли гоняются друг за другом по морю, устраивая перестрелки*)

США. Блядь. Вы, оба...

Исландия (не слушая). Сражайтесь, английские крысы! Ваше место - в сером Нифльхейме, под пятой великой Хель! Узрите же знамя ворона! С нами Тор!

США (в панике). Вы же оба члены НАТО!

Исландия (не оборачиваясь). Уже нет.

США (впадая в хтонический ужас). Как это нет?!

Исландия. Мы не будем сражаться плечом к плечу с трусливыми английскими крысами. Мы выходим из НАТО.

Другие страны (хором). Охуеть!..

США (бледнея). Но ведь у вас единственная база НАТО в северных морях!

СССР (подкрадываясь). А вот с этого места поподробнее...

США. Блядь! Британия! Можно тебя на два слова?

Британия (нехотя). Ну что ещё?!

США. Свали оттуда!

Британия. Это вопрос принципа!

США. Уебу!

Исландия. США, отвали, это я её первая заметила!

США. Да ты охуела!

Исландия (помахивая треской). А знаете, медведи очень любят сырую рыбу. Исторический факт.

СССР. Ры-ы-ы-ыба-а-а-а...

США. Блядь! Британия!

Британия (разочарованно). Да что ж за хуйня...

(*Британия отзывает свои корабли и вслед за всеми странами Европы признаёт право Исландии на 200-мильную зону вокруг острова*)

Исландия (грустно). Великий Один остался без жертвоприношения... И веселье так быстро закончилось… (оглядываясь по сторонам и замечая вулкан Эйяфьядлайёкюдль) Хотя всё ещё можно поправить!

Все страны мира (хором). Блядь...

Занавес.

https://pikabu.ru/story/islandiya_protiv_vsekh_istoriya_treskovyikh_voyn_3869033

Донжуанский список Высоцкого: Лионелла Пырьева



Говорят,  в донжуанский список Высоцкого входит не менее 200 женщин… Наталья Панова, Аза Лихитченко, Валентина Литовка, Людмила Спиридонова, Иза Жукова, Людмила Абрамова, Марина Влади, Татьяна Иваненко, Оксана Ярмольник (Афанасьева), Надежда Животова, Лионелла Пырьева, Клара Румянова, Ирина Печерникова, Тамара Витченко, Нина Ургант, Таисия Додина, Татьяна Сидоренко, Наталия Медведева, Ирина Мазуркевич, Галина Федотова, Лариса Лужина, Ия Саввина... Наверное, все они по-разному относились к Владимиру Семеновичу, но несомненно одно: каждая из них оставила свой след в его жизни…

Лионелла Пырьева познакомилась с Высоцким в конце пятидесятых годов. Но Володины песни ее тогда совсем не интересовали.

— Я знала Володю еще со времен студенческой общаги — он все время ошивался на Трифоновке. Там все играли на гитарах, сочиняли, пели. Иногда и он встревал со своим блатняком. А нам же романсы подавай!..



Я очень поздно узнала, что он поэт, бард. Году в 64-м случайно у Шатрова на дне рождения услышала какую-то песню, спросила: «Что это?» — «Ты не знаешь, кто это?!! Это же Высоцкий!!!»
А потом они снимались вместе. Первый их совместный фильм - «Хозяин тайги».

- Помню, как в фильме «Хозяин тайги» долго и нудно репетировали сцену, когда я даю Высоцкому пощечину, - вспоминает Л. Пырьева. Дублей было сделано несчитано. Режиссер Назаров говорит: «Плохо! Ты к-а-ак дай ему по морде!» Получилось. А потом Володька подошел и так, шутя: «Смотри, я тебе как-нибудь отомщу».





Снимался фильм в деревеньке под названием Выезжий Лог. Находится она в Манском районе Красноярского края. Между Высоцким и Пырьевой установились особые отношения. Их часто видели вместе обнявшимися и оказывающими друг другу явно не дружеское внимание.





Местные жители много интересного рассказывали про то, время, когда у них снимался «Хозяин тайги». Рассказывали, например, будто Высоцкий с Золотухиным глушили по ночам самогонку. Но это маловероятно. Об этом и Лионелла Ивановна вспоминает: «Во время съемок «Хозяина тайги» Володя не пил совершенно. Развязал он ближе к зиме, в Москве, на павильонных съемках и озвучании. Пьяный вдребезги Высоцкий как-то подошел ко мне в тон-ателье на Мосфильме. Работать было очень трудно, он часто срывал съемки».

Один деревенский старик поведал тайну, как Пырьева в Выезжем Логе пыталась травиться таблетками, и будто за ней из Красноярска прилетал вертолет. По твердому убеждению местных жителей, причиной отравления стала размолвка между ней и Высоцким.


Об их романе стало известно не так давно. Даже Валерий Золотухин, который очень живописно расписывает свое общение с Высоцким в ту пору, об этих отношениях - ни слова.

— Ему важнее рассказывать о «своем» Высоцком. Валерий Сергеевич утверждает, будто за трехлитровую банку молока он являл народу живую знаменитость. Глупости. Ничего подобного и в помине не было. Володя открыто ходил по деревне, и все жители его прекрасно видели.

Лионелла Пырьева, не согласна с тем, что пишет в своих воспоминаниях Золотухин. В частности с эпизодом, когда тот якобы помогал Высоцкому в написании каких-то характерных слов в песне «Банька». По ее словам «все это сущий вымысел». А прообразом героя песни стал местный истопник Ваня, с которым Володя много общался. Когда-то этот Ваня убил человека, отсидел большой срок и вышел на поселение. На одной груди его вечно оголенного торса был выколот профиль Ленина, на другой — Сталина.

В декабре 1968 года Лионелла Ивановна должна была уехать в Ленинград на премьеру фильма «Братья Карамазовы». Накануне отъезда к ней в гости зашел Высоцкий с другом — поэтом Гариком Кохановским. Володя настоятельно просил Лионеллу оставить ключи от квартиры. «Это было очень опасно, но Гарик производил впечатление степенного человека, и ключи пришлось оставить под его ответственность» — вспоминала Пырьева. Вернувшись из Ленинграда через несколько дней, она застала в квартире полнейший беспорядок и гору пустых бутылок…

В том же 1968 году вместе с Павлом Леонидовым (сценический псевдоним Павла Рабиновича, который впоследствии эмигрировал в Америку и там умер) — каким-то Володиным родственником по отцовской линии, Пырьева отвезла Высоцкого в больницу на лечение от алкоголизма.

«Про Володины буйства я впервые услышала уже после его смерти. Ко мне он заявлялся пьяненьким, страшно бледным, но тихеньким. Частенько просил кардиомин. Когда ему совсем становилось худо, брел по стенке до диванчика и засыпал», — рассказывала актриса. Продолжалось так довольно долго. Однажды она не выдержала: «Еще раз придешь в таком состоянии, отправлю тебя в больницу!»

И действительно решилась. В институте Склифосовского работал ее знакомый психиатр, который посоветовал: «Сообщи, когда Володя снова явится в непотребном виде». Лионелла так и поступила. Врач приехал, забрал пьяного в дым Высоцкого, а ей наказал заняться поиском хорошей клиники. Тут-то Пырьева и подключила к делу Павла Леонидова-Рабиновича. Он нашел подходящую лечебницу.


Забирать Володю из СКЛИФа они поехали вместе. Увидев Лионеллу, Высоцкий взвился: «Ага! Вот это кто! Ты ж обещала, что запрячешь меня в дурдом!» В клинике он пролежал тогда несколько дней. Запой удалось прервать.



Лионелла Ивановна вспоминала: «После этого у нас с ним резко испортились отношения. Как-то при встрече говорю Володе: «Можешь обижаться сколько угодно. Когда-нибудь поймешь, с моей стороны шаг был правильным. Иначе ты не вышел бы из пике!»

Не знаю, как Пырьева относилась к Высоцкому… Думаю, не совсем понимала масштаб его личности… Но, кажется и ей захотелось войти в историю.  «Может, я слишком самонадеянна, — рассказывала Пырьева, — но песня Высоцкого «А где был я вчера, не найти, хоть убей…», заканчивающаяся строчкой «Молодая вдова пожалела меня и оставила жить у себя», могла быть навеяна нашими с Володей отношениями»… Верится в это мало. «Пырьева стала вдовой в феврале 1968 года, а эта песня написана  в 1967-м…

А отомстила Лионелла Высоцкому (помните ту пощечину?), когда они снимались с ним у Юнгвальда-Хилькевича в «Опасных гастролях».













И надо же такому случиться, что там все наоборот: герой Высоцкого дает пощечину героине Пырьевой. И дублей тоже было предостаточно…

— Обрадовался, что «отомстил»?
— Тогда с ним на съемках была Марина Влади, и ему было вообще ни до чего…https://a-25.livejournal.com/187564.html

Миллионер, но одевался просто и походил на крестьянина



Выходец из видного рода российских промышленников старообрядец Павел Шелапутин посвятил себя благотворительности – во второй половине жизни это помогло ему пережить смерть близких

Павел Шелапутин. Изображение с сайта wikimedia.org

«Я тебе не Шелапутин»

Первую, большую часть жизни Павел Григорьевич Шелапутин был безусловным баловнем судьбы. Родился в 1848 году в купеческой старообрядческой семье. Образование получил домашнее — однако же не от нехватки средств на обучение в гимназии. Напротив, мальчику приглашали самых дорогих учителей по всем предметам. Привычку не экономить на образовании Павел Григорьевич сохранил и позже — когда уже взрослым ему захотелось научиться играть на скрипке, он пригласил не кого-нибудь, а дирижера Большого театра Юлия Гербера.

В 26 лет Павел, выходец из видного рода российских промышленников, стал одним из учредителей громадного предприятия — Балашихинской мануфактуры. Вскоре мануфактура заняла шестое место среди крупнейших производств Московской губернии. В России вошла в обиход новая поговорка – «угостить по шелапутинскому счету», то есть очень щедро. Когда, наоборот, хотели заявить об ограниченности в средствах, говорили: «Я тебе не Шелапутин!».

Занимался он и общественными делами — состоял председателем совета Общества Средних торговых рядов. Приверженец старообрядчества, организовал Рогожское отделение общества трезвости. В собственном доме — все в той же Рогожской слободе — открыл даже не одну, а две чайные с библиотекой и книжным магазином. Строил храмы и перечислял им деньги, cлужил старостой нескольких церквей.

В 1882 году выделяет из своих безмерных кунцевских владений участок земли под «богадельню для старух и приют для круглых сирот, исключительно убогих и слепых крестьянского сословия». И сам же финансирует ее строительство и содержание.

За заслуги перед Россией Павла Шелапутина возвели в потомственное дворянство. Личная жизнь тоже сложилась счастливо — женой Павла Григорьевича стала купеческая дочь Анна Алексеевна Медынцева. Жили тихо, спокойно, о богатстве своем не кричали. Один из современников писал: «Шелапутин был миллионером, но одевался просто и по внешнему виду почти не отличался от крестьянина. Часто можно было видеть на Филях его покосившуюся на один бок бричку, в которой мирно покачивался Павел Григорьевич со своей женой».

Бесконечная череда смертей

Подробнее Гинекологический институт для врачей имени А. П. Шелапутиной. Открытка 1903 года.  Изображение с сайта wikimedia.org

Первым ударом сделалась смерть матери, Александры Петровны. Вскоре, в 1896 году в Москве на Девичьем поле, на территории медицинского городка появляется Гинекологический институт для врачей имени А. П. Шелапутиной. При нем — врачебные курсы и больничный покой на 24 кровати. Половину из них постоянно оплачивал сам Шелапутин, он же покрывал все долги, давая возможность врачам сосредоточиться на медицине, а не на поисках денег.

В 1898 году всего в 26 лет умер его средний сын Григорий — подающий надежды художник, большой приятель Михаила Нестерова. Спустя некоторое время в Москве появляются мужская гимназия имени Григория Шелапутина (в Большом Трубецком переулке, ныне переулок Виктора Хользунова) и Ремесленное училище имени Григория Шелапутина (на Миуссах), а также мужское и женское ремесленные училища имени Григория Шелапутина за Калужской заставой. Гимназия сразу же сделалась одной из престижных. В первый же год туда приняли 175 гимназистов, хотя она была не частной, а казенной — восьмой по счету в городе Москве.

В 1906 году скончался старший сын Павла Григорьевича Анатолий — в 31 год. Молодой подающий надежды музыкант, которому сам Римский-Корсаков посвятил одну из пьес для фортепиано. Никакой мистики — пневмония. Прошло шесть лет, и на Девичьем поле открылся мужской Учительский, он же Педагогический институт имени Анатолия Шелапутина. В нем не только готовили преподавателей, но и впервые в истории России создали институт последипломного усовершенствования учителей.

Имя Анатолия носило и реальное училище, также открытое безутешным отцом.

Младший сын Борис ушел из жизни в 1913 году. Он прожил дольше всех — 42 года. Подвизался в Московском художественном театре, писал неплохие стихи, слыл душой любой компании, неутомимым весельчаком с удивительно легким характером.

Сил затевать новый проект у Павла Григорьевича больше не было. Он передал в Министерство народного просвещения 500 тысяч рублей на создание женской учительской семинарии и курсов кустарных промыслов с ремесленной производственной базой и выделил в своем имении Покровское-Фили большой кусок земли для этого образовательного учреждения. Шелапутин верил: «Сельская учительница как наиболее преданная и верная работница будет для населения вдвойне дорогим человеком, если она кроме начального обучения детей… явится вместе с тем и наставницей тому ремеслу, которое в данной местности служит для народа одним из источников средств, обеспечивающих его существование».

Похоронить меня просто и скромно

Изображение с сайта um.mos.ru

Спустя год после смерти сына Бориса пришел черед и самого Павла Григорьевича. Сделав последние распоряжения, он, вконец расхворавшийся, отправился на лечение в Швейцарию, однако старания тамошних врачей не помогли.

Тело Шелапутина буквально перед самым началом Первой мировой войны успели перевезти в Москву, чтобы похоронить среди родных, на Рогожском кладбище. Павел Григорьевич к тому моменту перешел из старообрядчества в официальную Церковь, но своей непритязательности и умеренности не изменил, отказывался выставлять напоказ свои заслуги и достоинства. В завещании значилось: «Прошу похоронить меня просто и скромно на Рогожском кладбище, где похоронены мои дети и где должна быть похоронена и жена моя».

Отпевали же его в родных Филях.

«Просто и скромно», конечно же, не получилось. Бесконечная процессия медленно шла через Дорогомиловскую заставу, пересекла Москва-реку по Бородинскому мосту, затем прошли церковные службы на Девичьем поле — у Педагогического института, у гимназии и у реального училища. Только потом направлялась в Рогожскую.

Журнал «Нева» выступил с некрологом: «Павел Григорьевич среди многих меценатов выделялся, во-первых, широким размахом своей благотворительной деятельности, а во-вторых, изумительной скромностью: его благотворительность и просветительская деятельность выражаются огромной суммой в 8 млн. руб. (если не более), но он умел ставить себя в тень — о нем мало говорили, и получалось такое впечатление, будто основанные им замечательные учреждения вырастали сами собой».

Доктор Снегирев

Владимир Федорович Снегирёв. Портрет. Изображение с сайта sechenov.ru

Не на много пережил Павла Григорьевича еще один близкий человек — известный русский гинеколог Владимир Снегирев. Именно для его работы выстроен в 1896 году уже упоминавшийся гинекологический институт, именно Владимир Федорович стал его главным организатором, а затем и бессменным директором.

Шелапутин относился к Снегиреву, как к сыну, хотя сам родился всего на год позже. Они познакомились на яхте — Павел Григорьевич путешествовал самым что ни на есть vip-пассажиром, а Владимир Николаевич – нанялся обычным матросом. По непостижимой случайности между ними завязался разговор, Снегирев признался, что мечтает о великой медицине. Шелапутин, не раздумывая, оплатил обучение Снегирева — сначала в Московском университете, а потом в одном из сильнейших европейских медицинских вузов. И затем на протяжении всей жизни Шелапутин покровительствовал доктору –в том числе открыл для его работы клинику.

Вот что сообщает один из исторических документов: «30 января 1890 года в городскую управу поступило 4000 рублей кредитными билетами, пожертвованные потомственным почетным гражданином П. Г. Шелапутиным на содержание процентами одной кровати имени экстраординарного профессора Московского университета доктора медицины В. Ф. Снегирева в гинекологическом отделении Басманной больницы, с тем, чтобы капитал этот был обращен в процентные бумаги, и хранился неприкосновенно. Право замещения кровати представляется пожизненно В. Ф. Снегиреву, а затем городской управе».

Снегирев сделался своим в доме у Шелапутиных, присутствовал на всех семейных торжествах. 1 января 1917 года не стало и его. На том завершилась история легендарной шелапутинской благотворительности https://www.miloserdie.ru/article/millioner-no-odevalsya-prosto-i-pohodil-na-krestyanina/

Cтихия Земли в биографии и творчестве К.Г. Юнга (II)

От автора: Для аналитических психологов и интересующихся психологией К.Г. Юнга.

Cтихия Земли в биографии и творчестве К Г Юнга II

Поклонение Матери – Земле длиною в жизнь

«Я представлялся себе человеком, который, оказавшись неведомо как в алмазной долине, не может убедить в этом никого, даже самого себя, поскольку камни, что он захватил с собой, при ближайшем рассмотрении оказались горстью песка» [7].

Этот образный ряд напоминает метафорическое описание подчиненной функции ощущения и восприятие Юнгом объектов материального мира. Ощущение, будучи его бессознательной функцией, затягивало на глубинный уровень интроспекции и именно там открывались самые значительные архетипические образы.

Остовом тела Земли являются твердые породы, к которым Юнг тянулся и бессознательно и вполне осознанно. Во всяком случае, его память хранит опыт встречи с «костями Матери-Земли». В этих встречах была и угроза жизни и опора, дающая чувство надежности бытия.

«По верованиям индейцев племени Sioux камни являются костями в теле Матери-Земли, а почва – плотью» [6, стр. 179].

В подростковом возрасте Юнг создает собственный тайный культ Матери Земли, оказавшийся для него целительным. Это было похоже на захоронение своих страхов и принесение жертвы, в которой маленький человечек соединился с земным остовом в виде камня.

«Мне было десять лет, когда мой внутренний разлад и неуверенность в мире вообще привели к поступку, совершенно непостижимому. У меня был тогда желтый лакированный пенал, такой, какой обычно бывает у школьников, с маленьким замком и измерительной линейкой. На конце линейки я вырезал человечка, в шесть сантиметров длиною, в рясе, цилиндре и блестящих черных ботинках. Я выкрасил его черными чернилами, спилил с линейки и уложил в пенал, где устроил ему маленькую постель. Я даже смастерил для него пальто из куска шерсти. Еще я положил в пенал овальной формы гладкий черноватый камень из Рейна, покрасил его водяными красками так, что он казался как бы разделенным на верхнюю и нижнюю половины, и долго носил камень в кармане брюк. Это был его камень, моего человечка. Все вместе это составляло мою тайну, смысл которой я не вполне понимал. Я тайно отнес пенал на чердак (запретный, потому что доски пола там были изъедены червями и сгнили) и спрятал его на одной из балок под крышей. Теперь я был доволен - его никто не увидит! Ни одна душа не найдет его там. Никто не откроет моего секрета и не сможет отнять его у меня. Я почувствовал себя в безопасности, и мучительное ощущение внутренней борьбы ушло.

Объяснить себе смысл этих поступков я никогда не пытался. Я испытывал чувство вновь обретенной безопасности и был доволен, владея тем, о чем никто не знал и до чего никто не мог добраться. То была тайна, которую нельзя было открывать никому, ведь от этого зависела безопасность моей жизни. Почему это было так, я себя не спрашивал. Просто было и все».

«Владение тайной оказало мощное влияние на мой характер. Я считаю это самым значительным опытом моего детства.… Тогда же у меня возникла страсть к растениям, животным, камням. Я всегда готов был к чему-то таинственному. Теперь я сознаю, что был религиозен в христианском смысле, хотя всегда с оговоркой вроде: "Все это так, да не совсем!" или "А что же делать с тем, что под землей?" И когда мне вдалбливали религиозные догматы и говорили: "Это прекрасно и это хорошо!", я думал про себя: "Да, все это так, но есть нечто Другое - тайное, его не знает никто" [7].

Кризис середины жизни

В возрасте 38-и лет после разрыва с Фрейдом Юнг переосмысляет свой научный и врачебный опыт и заново находит «опору под ногами». Он стоит на пороге открытия идеи архетипов, восстанавливает сновидческую, а потом и в дневную связь со стихией Земли.

«Во сне я отошел от города и увидел перед собой аллею, с длинными рядами могил. Это были каменные плиты, на которых лежали мертвецы в своих одеждах, со сложенными на груди руками, напоминая рыцарей в доспехах в старинных склепах. Разница состояла лишь в том, что мертвецы в моем сне были не из камня, а выглядели как особым образом изготовленные мумии. Остановившись перед первой могилой, я внимательно оглядел мертвеца, который похоже, был из 30-х годов прошлого века. Я изучал его одеяние, когда он вдруг зашевелился и разнял руки. Я понял, что это произошло только потому, что я посмотрел на него. Мне стало как-то не по себе; пройдя дальше, я остановился возле следующего, - он был из XVIII века и тоже ожил, как только я взглянул на него. Двигаясь вдоль всего ряда, я добрался до захоронений XII века - до крестоносца в кольчуге, который показался мне вырезанным из дерева. Я смотрел на него довольно долго, чтобы убедиться, что он действительно мертв, и вдруг заметил, как начинают шевелиться пальцы на его левой руке.

… такие сны и мой собственный опыт убеждали меня, что это вовсе не реликвии утраченных форм, но живая составляющая нашего существа. Мои более поздние исследования подтвердили это предположение, оно стало отправным пунктом учения об архетипах» [7].

Переживанию кризиса поспособствовали не аналитические способности Юнга, а доверие к своему бессознательному. Детский опыт не объяснил ему причины расстройства, а снова актуализировался и увлек к детскому наивному и целительному контакту с Землей.

«Я начал вспоминать всю свою жизнь, все подробности, особенно детские годы, надеясь в прошлом отыскать причину сегодняшней утраты душевного равновесия. Но эта ретроспектива ни к чему не привела, и мне пришлось расписаться в собственном бессилии. Тогда я сказал себе: "Раз уж я ничего не знаю, все, что мне остается, - это просто наблюдать за происходящим со мной". Таким образом, я намеренно предоставил свободу бессознательным импульсам.

Первое, что всплыло в памяти, это мои ощущения, когда мне было лет десять или одиннадцать. В то время я увлеченно играл в кубики. Хорошо помню, как строил из них замки и домики с воротами и круглыми арками из бутылок. Несколько позже строительным материалом стали обычные камни, когда я использовал грязь вместо раствора. Это увлечение длилось достаточно долго. Странно, но воспоминания оказались очень живыми, эмоциональными и вызвали множество ассоциаций.

"Вот оно что, - подумал я, - стало быть, все это еще имеет для меня значение. Маленький мальчик созидает нечто, живет творческой жизнью, и сейчас мне недостает именно этого. Но я уже не могу оказаться вновь на его месте. Разве можно преодолеть расстояние между взрослым человеком и одиннадцатилетним мальчиком?" И все же, если я хотел восстановить эту связь, мне не оставалось ничего другого, как снова стать ребенком и безмятежно играть в свои детские игры. …

Я принялся собирать подходящие камни: какие-то находил на берегу озера, какие-то - в воде. Я построил замок и несколько домиков - этакую маленькую деревню. Поняв, что в ней должна быть церковь, я сложил квадратное здание с куполом и колокольней. Оставалось лишь соорудить алтарь, но здесь я заколебался.

Это мучило меня как некая задача, которую необходимо было решить. Однажды я, как обычно, брел вдоль озера, подбирая камни, попадавшиеся в прибрежном песке, и вдруг увидел красный камень в форме пирамидки, высотой около четырех сантиметров. Камень был отшлифован волнами, его форма была как бы задана самой природой. Я подумал: "Вот и алтарь!" Я поместил его в центре под куполом и, когда устанавливал, вспомнил подземный фаллос из моего детского сна. Такую ассоциацию я нашел вполне удовлетворительной.

Строительством я занимался ежедневно после обеда, если только позволяла погода. Быстро поев, я включался в игру и играл до прихода пациентов. Если удавалось закончить работу раньше, вечером я вновь возвращался к своим камням. Мысли мои при этом становились удивительными, позволяя предаваться фантазиям, которые прежде казались мне туманными, почти неощутимыми.

Естественно, я много размышлял, пытаясь проникнуть в смысл того, что делал, задавая себе вопрос: "Чем же ты, собственно, занимаешься? Строишь маленькую деревню так, будто совершаешь некий ритуал!" Ответить на этот вопрос я не мог, но почему-то был уверен в том, что нахожусь на пути к своему мифу. Мое строительство послужило началом некоего нового этапа, когда фантазии хлынули нескончаемым потоком. Я старательно их записывал.

"Игры" стали для меня необходимостью. Когда мне приходилось сталкиваться с затруднениями, или с неразрешимой ситуацией, я начинал рисовать или играть с камнями. И всякий раз это было неким rite d'entree (ритуальным действом. - фр.) - я находил спасительную мысль и возвращался к работе. Все, написанное в этом году, написано благодаря моей работе с камнем. Я целиком отдался этой работе после смерти жены. Последние дни ее жизни, ее смерть и все, что мне пришлось передумать за это время, совершенно выбили меня из колеи. Мне стоило больших усилий вновь прийти в себя, и работа с камнем помогла мне» [7].

В этих «играх» архетип Земли через природные процессы и посредством человека создает новую экзистенциальную данность, которую, современник Юнга экзистенциальный философ Отто Больнов назвал домашностью.

«На пути к этой подлинности надо преодолеть «безмерность» («безродность» человека, «чувство потерянности», «дезориентации», господство иррациональных сил), «бесприютность» посредством «сооружения дома». Человек есть «существо, строящее свой дом». В этой новой антрополого-онтологической сущности человека Больнов увидел «обособление человека от враждебного внешнего мира», от Man, защиту, позволяющую вернуться к самому себе, обрести внутреннее здоровье в равновесии дома и мира. «Дом» — результат креативных способностей субъективности, апофеоз единичного, заброшенного в чуждый мир, но приспособившегося и достигшего своих идеалов. Люди разъединены, но довольны своей самостью» [4].

Переживания беспочвенности, уязвимости, оторванности от основы и онтологическая тревога преодолеваются через обживание мира в самых простых и непосредственных действиях с заземляющим эффектом, с силой ритуала, который создает новую защищенность через прямой контакт с Землей, через обживание пещер, возведение построек, жилых домов и поселений.

Реконструируя свой личный миф и открывая новые содержания своего бессознательного, Юнг приходит к итогу своих сновидений - размышлений и фактически признает себя в качестве жреца стихии Земли.

Стихия, которая как древнее божество создает из своего тела жилища для человека, потом создает животное, которое станет человеком и будет считать эти жилища своим изобретением.

«В 1920 году, будучи в Англии, я, совершенно забыв о своем детском опыте, вырезал из дерева две похожие фигурки. Одну из них я воспроизвел в увеличенном масштабе из камня, теперь она стоит в моем саду в Кюснахте. И лишь тогда подсознание подсказало мне ее имя – «atmavictu» – «breath of life» (букв. - дуновение жизни). Это было продолжением тех квазисексуальных образов моего детства, но теперь они представали как «breath of life», творческий импульс. Все вместе это называлось «kabir» [Кабиры (или боги-великаны) - природные божества, культ которых, как правило, был связан с культом Деметры. Обычно в них видели источник жизни и созидания.], фигурка, завернутая в плащ, она имела так называемый «kista» - запас жизненной силы в виде продолговатого черного камня. Но эта связь открылась мне много позже» [7].

К жреческому мотиву сводится многолетнее строительство и обживание своего дома из камня в Белленгейме.

Работа врачом

Под знаком стихии Земли началась аналитическая практика Юнга. По крайней мере, в своей автобиографии он делает на это недвусмысленные указания и приводит один за другим случаи, оставшиеся у него в памяти и, видимо, имеющие для него особенное значение.

Два первых случаях связаны с материнским комплексом.

Известность среди пациентов и частная практика приходят к Юнгу, благодаря работе с женщиной усмотревшей в нем заместителя сына. Юнг называет это первым профессиональным опытом, в котором он отходит от гипноза и начинает работать в психоаналитической технике.

«Ее неуемное желание быть матерью выдающегося человека сфокусировалось на мне - она мысленно сделала меня своим сыном, рассказывая о своем чудесном исцелении urbi et orbi (городу и миру. - лат.)… моя психотерапевтическая практика началась с того, что в воображении любящей матери я занял место ее сумасшедшего сына!» [7].

Второй значительный терапевтический случай, о котором Юнг считает необходимым упомянуть, также связан с материнским комплексом у молодого мужчины, страдающего алкоголизмом.

«Ассоциативный тест показал, что он страдает материнским комплексом в весьма тяжелой форме. Выходец из семьи богатой и почтенной, он был женат на прекрасной женщине и не имел никаких проблем - вот то, что лежало на поверхности. Но его что-то угнетало, и он слишком много пил, отчаянно пытаясь одурманить себя, чтобы это забыть, естественно, безуспешно.

Его мать владела крупной компанией, и он занимал в ней один из важных постов. Собственно, он уже давно мог освободиться от этой тягостной подчиненности. Но, не решаясь оставить высокий пост, он оставался в зависимости от матери, которой был обязан положением. Находясь рядом с ней и будучи вынужденным терпеть ее вмешательство в свои дела, он начинал пить, чтобы как-то забыться или скрыть свое раздражение» [7].

Если признать, что нарушения на этом базовом материнско-сыновнем уровне связаны со стихией Земли, то утверждение, что именно стихия Земли инициировала Юнга в аналитическую практику будет не только оборотом речи.

Третий случай, связан не с материнством, а с другим аспектом стихии Земли – дилеммой жизни и смерти, преступлением против жизни и расплатой:

«Она была убийцей, но не только: она стала и самоубийцей, потому что тот, кто совершил преступление, разрушает и свою душу. Убийца судит себя сам… Если преступление осталось тайной и человек совершил его без нравственных колебаний, наказание все равно настигнет его, о чем и свидетельствует этот случай, - просто оно придет днем позже. Нередко бывает, что животные и растения знают о преступлении» [7].

Последнее утверждение похоже на мистификацию, но в первую очередь про совершивших значительные злодеяния говорят: «Как только таких людей Земля носит?» Земля здесь означает не грунт или почву, а нечто живое и даже разумное.

Еще один клинический пример связи с Землей - случай «удачного приземления» можно считать проверкой Юнга. И если на сознательном уровне в этой ситуации Юнг выступил просто как внимательный психиатр и психолог, то на бессознательном он был ни больше ни меньше жрецом богини Земли, противопоставивший себя юной жрице Лунной богини. И может только благодаря этой бессознательной связи он остался живым и невредимым.

По всей видимости, Юнг описывает больную с онейроидной периодической шизофренией, имеющей благоприятный прогноз при условии, что в онейроиде наступает смысловое завершение переживания.

«Это была восемнадцатилетняя девушка из интеллигентной семьи. В 15 лет ее совратил брат, потом изнасиловал одноклассник. С 16 лет она совершенно замкнулась. Девушка отвернулась от людей, единственным живым существом, к которому она привязалась, была соседская сторожевая собака. Она вела себя все более странно, и в 17 лет была помещена в психиатрическую клинику, где … в конце концов впала в характерное кататоническое состояние. Такой я впервые ее увидел.

Только спустя несколько недель мне удалось ее разговорить. Не без внутреннего сопротивления она призналась, что жила на Луне. Луна, в ее воображении, была обитаема, но сначала ей встречались там только мужчины. Они увели ее с собой, переместив в некую "подлунную" обитель, где находились их жены и дети. Причиной "подлунного" их существования был вампир, поселившийся высоко в горах. Он похищал женщин и детей и убивал их.

Моя пациентка решила помочь обитателям Луны и придумала, как ей уничтожить вампира. После долгих приготовлений она стала стеречь его на площадке башни, построенной специально для этой цели. В одну из ночей над ней появилась огромная черная птица. Девушка схватила длинный жертвенный нож, спрятала его в складках платья и стала ждать. И вот вампир предстал перед ней. У него было несколько пар крыльев, закрывавших лицо и фигуру так, что кроме перьев она не видела ничего. Пораженная - ей нестерпимо захотелось увидеть его, - она двинулась к нему, сжимая рукоять ножа. В этот момент крылья распахнулись и перед ней предстал юноша неземной красоты. Своими крылатыми руками он стиснул ее так, что нож выпал из рук, взгляд вампира буквально зачаровал девушку, и она не могла нанести удара. Он легко поднял ее над землей и взмыл вверх.

После этой "исповеди" пациентка вновь смогла свободно общаться. Но чуть позже опять возникли трудности. Возвратиться на Луну я ей, кажется, помешал, но земной мир показался ей уродливым и неприютным. Зато на Луне все прекрасно, и жизнь там полна смысла. Несколько позже у больной произошел рецидив кататонии, на какое-то время она даже впала в буйство.

Через несколько месяцев она выписалась. С ней уже можно было разговаривать, и она постепенно привыкала к мысли о неизбежности земного существования. Но преодолеть отчаянное внутреннее сопротивление она не смогла, и ее снова пришлось поместить в клинику. Однажды я зашел к ней в палату и сказал: "Помочь вам невозможно, боюсь, на Луну вы уже не вернетесь!" Она приняла это молча и безучастно. Вскоре она выписалась и, казалось, примирилась со своей судьбой, устроившись работать няней в каком-то санатории. Тамошний ассистент довольно неосторожно попытался сблизиться с ней, и она чуть не застрелила его из револьвера. К счастью, рана оказалась легкой. При этом выяснилось, что револьвер у нее был всегда при себе. Перед самой выпиской она сказала мне об этом и на мой удивленный вопрос ответила: "А я застрелила бы вас, если бы вы подвели меня!" [7].

Если бы Юнг потерял сновидный мифологический контекст общения с этой пациенткой, то развязка действительно могла стать трагической.

Речь Юнга врача изобилует словами, которые сегодня мы могли бы сегодня назвать относящимися к кинестетической сенсорной модальности. Если мы воспринимаем тексты, в том числе как выражение бессознательного (а тексты Юнга во многом такими и являются), то в них мы читаем выражение иррациональной функции ощущения и все ту же соотнесенность со стихией Земли.

«Как врач, я все время задавал себе вопрос, какую "весть" несет мой пациент? Что она означает? Коль для меня это ничего не значит, то я не смогу найти точку приложениясвоих сил и, естественно, ничем не смогу помочь больному. Лечение дает эффект лишь тогда, когда сам врач чувствует себя задетым. Лишь "уязвленный" исцеляет. Если же врач - "человек в панцире", он бессилен. Так было и в случае, который я привел. Возможно, я был поставлен перед такой же проблемой, что заставило меня серьезно отнестись к пациентке. Нередко бывает, что больной чувствует уязвимые места самого врача, и он способен ему помочь. Так возникают щекотливые ситуации - и для врача тоже, или, точнее, - именно для врача» [7].

Здесь нужно иметь ввиду мистическую сопричастность, которая на бессознательном уровне связывает пациента и целителя и мы видим Юнга, находящегося в контакте с собственным бессознательным и актуализированной функцией ощущений. Врач - «человек в панцире»  это  человек находящийся на сознательном уровне активности, жестко отграниченный от своего бессознательного, а лечение дает эффект лишь когда врач «чувствует себя задетым», когда в работе с пациентом включается бессознательное.

В этом суть аналитической практики в исполнении Юнга.

Если бы мы рассматривали работу не Юнга, а другого аналитика с подавленными функциями интуиции, мышления или чувств, то его бессознательное манифестировало бы спутанным темным мышлением с дефицитом огня, света и ясности, потоком чувств, перед которыми невозможно устоять или неотчетливыми предчувствиями  и галлюцинаторными образами.

Психологический тип и Духи Покровители Юнга

В преклонном возрасте Юнг говорит о себе как о человеке с ведущей мыслительной функцией [3]. Трудно сказать, насколько он был искренен, понимая, что это интервью останется для потомков, в памяти которых он хотел бы остаться мыслителем, а не мистиком.

Отсроченное издание «Красной книги» через 48 лет после смерти Юнга подтверждает, что самое сокровенное Юнг предпочитал прятать от широкой публики, оставляя принадлежащее стихии Земли в тайне.

Если обратиться к биографии Юнга, мы увидим, что когда ему исполнилось 48 лет, в его жизни происходит два взаимосвязанных между собой личных события с непосредственным отношением к стихии Земли. В 1923 год умирает мать и Юнг начинает строить свое святилище - каменную Башню в Боллингене) [8, с. 226].

Есть и другое мнение о «неискренности» Юнга относительно ведущей функции его сознания. Джон Биби [1] пишет, что культурная девальвация интроверной интуиции объясняет преобладание мыслительной функции в работах Юнга до периода «Красной книги» и развития метода активного воображения.

«Как адепт юнгианской функции мышления, я верю, что мышление было для него не более, чем вспомогательной функцией, а  его врожденная высшая функция была именно интровертная интуиция» [1].

При этом самый глубинный мифологический пласт стихии Земли и самые удаленные от бодрствующего сознания образы бессознательного Юнга, вся глубина иррационального были сконцентрированы в функции экстравертного  или еще глубже - интровертного ощущения.

«В этом типе сознания, интровертное ощущение, представлено в «Красной книге» отчаянной ордой Анабаптистов, приведений XVI века, которые вторглись в пространство Юнга, как приступ несварения желудка. Они требуют немедленной его помощи в поиске мира, к которому они так стремятся, и который по их представлениям, расположен в определенном географическом пространстве.  К Юнгу их влечет поиск просвещения от его интуиции. Интровертное ощущение максимально отдаленно от интровертной интуиции Юнга. Таким образом, нет ничего удивительного в том, что внутреннее вторжение Анабаптистов оказывается наиболее трудным и вызывающим моментом для Юнга во всей его «Красной книге». Он способен удовлетворить толпу теней, только доверившись другой  бессознательной фигуре, Филемону, которой говорит с привидениями в «Семи наставлениях мертвым» ( Jung 2009, 294 и 346–357) [1].

Интровертная функция ощущений, как и любая другая функция сознания в этом изложении не является чем-то самоценной. Ее природа ориентировать, указать на то, что вот это есть самая глубина и актуализировать духовного проводника в этом самом удаленном пространстве бессознательной психики. Примечательным представляется место встречи с мудрецом и магом Филемоном на границе стихий Земли и Воды.

«Небо, но оно походило на море. Его покрывали не облака, а бурые комья земли, между которыми просвечивала голубизна морской воды, но эта вода была небом. Вдруг откуда-то справа ко мне подлетело крылатое существо — старик с рогами быка. В руках у него была связка ключей, один из них он держал так, будто собирался открывать замок. Окрас его крыльев напоминал крылья зимородка» [8].

Синхроничная находка мертвого зимородка на сухой и холодной поверхности Земли (сухое и холодное – еще аристотелевская характеристика стихии Земли) подтверждает принадлежность Филемона этой стихии. Символизм рогов быка напоминает нам о могуществе духа (власть царей и богов) и при этом содержит указание на cтuxийные проявления природы и такие земные качества как тepпение, трудолюбие и упорство в дocтижении цели.

Именно Филемон является тем духом, который наделен властью посвятить Юнга на «шаманское» служение Великой Матери. Но перед этим Филемон знакомит Юнга с темным духом стихии Земли, языческим дохристианским демоном Ка.

«В древнем Египте "царь Ка" был существом, относящимся к стихии земли, ее духом; в моей фантазии дух Ка явился из земли - из глубокой расщелины. Я нарисовал его, попытавшись передать эту его связь с землей; у меня получилось изображение, чем-то напоминающее бюст, с каменным основанием и верхней частью.… Он заявил о себе так: "Я тот, кому боги наказали хранить золото".

Филемон был хромым, но крылатым духом, другой же - Ка - олицетворял собой стихии земли или металла. Филемон являлся духовным, осмысленным началом, Ка - духом природы, как Антропарион в греческой алхимии, о которой в то время я ничего не знал» [7].

Этап наставлений Филемона заканчивается кульминационным обрядом посвящения:

«Но подойди, чтобы я мог исполнить то, что предрек тебе темный»… «Перстами легкими как сон моих зениц коснулся он» [8].

Или в другом месте:

«…он «открыл мой взор и показал безмерную тайну. И я смотрел долгое время, пока не смог постичь это: но что я видел? Я видел ночь, я видел темную землю, а над ней — небо, мерцающее блеском неисчислимых звезд. И я увидел, что небо имело форму женщины» [7].
Когда же Юнг узрел эту женщину (в «облачении из звезд»), Филемон произносит:
«Мать, ты, стоящая в высшем круге, неизреченная, покрывающая меня и его и защищающая меня и его от богов: он хочет стать твоим дитем.
Ты можешь принять его рождение.
Ты можешь обновить его…
Ему нужны узы детства.
…прими этого человека в обитель солнца, ему нужна мать» [8].

Использованная литература:

Бибби Дж. Психологические типы Фрейда и Юнга.

Дебруннер Х. Как менялись линии на ладони Юнга.

Интервью с Юнгом.

Колесников А.С., Сандулов Ю.А. «Позитивный экзистенциализм» Отто Фридриха Больнова.

Роузен Д. Дао Юнга. – К., 1997.

Элиаде М. Мифы, сновидения, мистерии. М., 1996.

Юнг К.Г. Воспоминания, сновидения, размышления. - Киев, 1994.

Юнг К.Г. Красная книга. Юнг К.Г. Йога и Запад: Сборник. Львов, 1994.

Вернуться началу: Часть I.

Судьба женщины в советском кино

От автора: Мое первое образование и профессия - учитель истории и обществознания. Нет-нет, но это даёт о себе знать, и вот оформилось в идею посмотреть на судьбу женщины в контексте истории нашей страны, представленной в кинематографе.

Кинематограф, как массовый и коммерческий вид искусства, быстро улавливает популярные тренды и запросы общества.

Очень интересно посмотреть, как кинематограф отображал актуальные для того или иного времени женские образы. Какая женщина была востребована страной и обществом на разных этапах её развития?

Безусловно, фильмы и их героини были разными - исторические, комедийные, героические, романтические. Но я свой обзор составляла, ориентируясь на самые яркие и заметные образы, на фильмы, пользовавшиеся всенародной любовью в "своё" время и поныне. Вероятно, эти женские образы более востребованы в нашей стране. 

***

"Освобождённые" революцией 1917 года от бесправия, женщины уже с гражданской войны стали играть в жизни и в кино роль боевых подруг,  а потом строительниц коммунизма - наравне с мужчинами.

Судьба женщины в советском киноФильм "Чапаев" 1934 г.
Фильм "Трактористы" 1939

Молодая советская республика нуждалась в таких же молодых и отчаянных девчатах, которые взяв  в руки винтовку, а потом  монтировочный ключ и лопату, установят вместе с парнями  новый советский порядок.

Если посмотреть список фильмов самых популярных и маститых режиссёров предвоенной поры  - Ивана Пырьева и Григория Александрова, и вспомнить  героинь этих фильмов, воплощённых Мариной Ладыниной и Любовью Орловой, то можно увидеть, что героини эти - в большинстве именно молодые девушки - невесты и подруги, а не жёны и матери.

***

Во время и после Великой Отечественной войны проявились, стали значимыми другие женские образы -  образ Жены, ждущей мужа с фронта,  и образ Матери, защищающей своих детей от врага.


Валентина Серова в фильме "Жди меня" 1943 г.


"Она защищает Родину" 1943 г. Вера Марецкая.

***

В 50-е гг. этот образ еще сохраняет свою актуальность, и актрисы, которые его воплощают, это великие мощные материнские фигуры.

Эти женщины (героини) отвоевали своё право не только встать рядом с мужчинами, но и занять ответственные командные посты. Отвоевали буквально,  участвуя в войне, либо отдав ей своих мужей.

Людмила Хитяева в фильме "Екатерина Воронина" 1957 г.
Нонна Мордюкова в фильме "Простая история" 1960 г.

Эта женщина не имеет детей (муж рано погиб на фронте), и она становится "матерью для всех" - например, председателем колхоза, с материнской заботой относящейся и к вверенному ей хозяйству, и к каждому члену его по отдельности. 

Она гордо несёт свою миссию - служение стране и народу.

Конечно, картины и тогда выходили разные, но знаковыми, важными были именно эти фильмы, и роли.

***

Приходят 60-е. Война давно окончена, мир восстановлен после военной разрухи натруженными материнскими руками.

Советская страна занята мирным строительством, отправляет ракеты в космос, осваивает богатства Сибири, и вновь на "передовую" выходят девчата.

Фильм "Девчата" 1961 г.

Татьяна Конюхова в фильме "Карьера Димы Горина" 1961г.

Не боясь ни мороза, ни дождя, девушки вместе с юношами осваивают целину, проводят линии электропередач, строят новые города и покоряют космос.

***

Но к середине 60-х эпоха гигантского строительства завершена.

Пришла пора студенческого веселья, радости и отдыха.

На экране - студентки, спортсменки, комсомолки и просто красавицы. 

60-е - это луч света в тёмном царстве. Девушки на экранах 60-х, как никогда восхитительны.

Наталья Варлей в фильме "Кавказская пленница" 1966 г.
"Три плюс два" 1963 г. Наталья Фатеева и Наталья Кустинская

***

Но что случилось с женщинами  на экране в 70 -е?

То ли время такое - "застой"?

Ни революций, ни войн, но и ни энтузиазма стройки, ни веселья и надежд "оттепели".

Актуальным становится иной образ женщины.

Героиней экрана становится женщина далеко не юная, но не жена, и  не мать. Не девственница, но и не в браке. Женщина в "застое".

Даже если она мила и романтична, как Надя из "Иронии судьбы", то её женская судьба не устроена.

Барбара Брыльска. "Ирония судьбы или с лёгким паром" 1975 г.
Алиса Фрейндлих "Служебный роман" 1977 г. "Я ликвидировала всех своих подруг!" - чекистская лексика.

Она эмансипирована, хороший "управленец". Костюм, как полувоенный френч.

Женщина на службе государства.

***

В начале 80-х эта тенденция продолжилась.

Женщина-руководитель - Екатерина Тихомирова из фильма "Москва слезам не верит" .

Если героиня Нонны Мордюковой в "Простой истории" нашла своё счастье в труде на благо страны, то  героиня Веры Алентовой тихо плачет в подушку, "даже" будучи директором завода. Директорский пост не сделал её счастливой женщиной.

Вера Алентова. Фильм "Москва слезам не верит" 1979 г.

А вот Раиса Захаровна из фильма "Любовь и голуби".

Незамужняя, бездетная. Можно сказать, "наследница" революции и да и всей постреволюционной эпохи, она пожинает плоды советского строя и того, что дал он женщине.

Символично, что её папа  - кавалерист, и на стене в квартире -  кавалерийская сабля и потрет маршала Будённого.

Да и сама она с таким характером, вполне маршальским.

Запутавшаяся в  гендерных ролях: с собачкой и Массне с "Грёзами любви", но при этом чётко и жёстко регламентирующая, чудом выловленного на курорте мужичка, - Васю: "Соль - это белая смерть, сахар - сладкая смерть!".

"Шаг влево, шаг вправо - расстрел!"?

Людмила Гурченко "Любовь и голуби" 1982 г.

Не кажется ли это закономерным?

***

Вторая половина 1980-х.

В советском государстве, все предыдущие 70 лет, преимущественно был запрос на женщину - товарища по борьбе, женщину - героиню фронта и труда.

Но к концу 80-ых все ценности советской эпохи девальвировались.

Что называется, "мы строили, строили и наконец построили".

Какая женщина появилась на экранах страны во второй половине 80-ых?

А появился абсолютно новый, доселе не виданный в кино тип женщины.

Не девственница, не невеста, не жена и не мать, а женщина, простите, .... (слово рифмующееся со словом мать, но абсолютно иного значения).

Женщина, которая не имеет великой цели, не видит счастья в труде; ни спортивные достижения, ни общественная работа её не прельщают.

Она либо хочет секса, либо хочет жить богато и красиво. Или и то, и это.

Наталья Негода в фильме "Маленькая Вера" 1988 г.

В общем, она хочет того, чего героиням предыдущей эпохи было категорически  "нельзя",  в чём им, как женщинам было отказано.

Потому что "в Советском Союзе секса нет", да и с любовью как-то не очень, потому что труд важнее. Про роскошь также не могло идти речи, потому что это - "мещанство", что очень порицалось.

Елена Яковлева в фильме "Интердевочка" 1989 г.

Что случилось с женщинами конца 80-ых?

Это поиск новой женственности?

После пиджаков-френчей, рабочих комбинезонов и  роб?

Вот они - "богини" конца 80-ых, и 90-ых.

"Интердевочка" 1989 г.

Мой взгляд, быть может, поверхностен и утрирован, но если смотреть по этим картинам, то получается, что женщина в советском кино - это или "мужик в юбке" или вчерашняя школьница - комсомолка.

Если же она хочет секса и материальных благ, то она -  "девушка лёгкого поведения", проститутка.

***

P.S.

Легко ли быть женщиной в нашей стране?

Какое наследство нам досталось?

Не являются ли проблемы современных женщин наследием той эпохи?

Что нам с ним делать?

Если же говорить о фильмах "нулевых" и текущего десятилетия, мне кажется, что значимых образов женщин - наших современниц в кино так создано не было.

Что это значит?  Поиск идентичности продолжается?

Исландия против всех, история тресковых войн


Действующие лица:

Британская империя — население около 51 миллиона человек, ядерное государство.
Исландия — население около 300 тысяч человек, армия отсутствует.
НАТО — альянс, в котором состоят и Британия, и Исландия.
Другие страны — СССР, ФРГ, США и прочие.

Акт первый. 1958 год.

Исландия. Мне нужна треска.
Другие страны. У тебя есть 4 мили вокруг твоего, хм, островка, вот и лови себе там.
Исландия: Мне нужно больше трески.
(*Исландия заявляет, что теперь ей принадлежит вся морская территория на 12 миль вокруг острова*)
Другие страны (хором). Ни хрена себе!
Исландия (нежно). Треска, трескулечка, трескушечка моя...
Британия. Слышь, ты...
Исландия (поправляет). Вы.
Британия. Слышь, вы. Я как ловила у тебя рыбу, так и буду ловить. Намёк понятен?
Исландия. Уебу.
Британия (в шоке): Что?!
Исландия: У-е-бу.
Британия: У меня ядерное оружие.
Исландия. Ты в меня не попадёшь.
Британия. У меня флот.
Исландия. Скоро ты будешь вспоминать, как приятно было говорить о своём флоте в настоящем времени.
Британия. У тебя населения меньше, чем у меня матросов на флоте!
Исландия. Ничего. Треска станет жирнее на английском мясе.
Британия. Ах ты...
(*Британские рыбаки продолжают ловить треску в водах Исландии*)
Исландия (задумчиво). Уебу.
(*Исландская береговая охрана окружает британские корабли и обрезает им тралы*)
Британия (поперхнувшись чаем с молоком). Да вы охуели!..
Исландия (довольным голосом). О, наконец-то Британия говорит с Исландией на "вы".
Британия. Мне нужна треска!
Исландия. Нет. Треска нужна Исландии и Советскому Союзу. Эй, Союз, хочешь немного рыбки?
СССР (издалека). Рыбка? Союз хочет рыбки!
Британия. Блядь...
(*Британия выводит своих рыбаков и признаёт права Исландии на 12-мильную зону*)

Акт второй. 1972 год.
Свернуть


Исландия. Мне нужна треска.
Британия. Опять?!
Исландия. Мне. Нужна. Треска.
(*Исландия заявляет, что теперь её исключительные права распространяются на 50 миль вокруг острова*)
Другие страны (хором). Да ты охуела!
Исландия (поправляет). Вы.
Британия. Ты меня достала, мелкая паскуда.
Германия. И меня. Мне, может, тоже треска нужна!
(*Британия и Германия продолжают ловить рыбу в водах Исландии, приставив к рыбакам фрегаты военно-морского флота*)
Исландия (задумчиво). Уебу. Обеих.
(*Исландская береговая охрана пытается обрезать тралы у английских рыбаков, но нарывается на предупредительный огонь военного флота*)
Исландия (меланхолично). Не я уебу — так другие уебут... (поднимает трубку) Алло, США? Исландия беспокоит. Нет, не Ирландия, а Исландия. Нет, это разные страны. Уебу. Что? Нет, это пока не вам. У нас тут ваша военная база была, помните? В смысле — "до сих пор стоит"? Сейчас уберем, раз стоит. А то нас тут обижают, а от вашей базы никакого толку. Мы другую базу поставим, красную. С медведем и кнопкой. И русскими. Что значит "не надо"? А, "решите вопрос"? Ну хорошо, решайте побыстрее. Чао. (вешает трубку)
СССР. Меня кто-то звал?
Исландия. Нет, тебе послышалось.
СССР. А треска ещё есть?
Исландия. Нет. Она утонула.
СССР. Жаль.
США. Эй, вы там, которые в исландских водах!
Британия и Германия (хором). Что?
США. Идите оттуда нахуй, пожалуйста.
Британия. Но треска...
США. От трески изжога.
Британия (обречённо). Блядь...
(*Британия и Германия покидают исландские воды*)
Исландия. Уебу в следующий раз.

Акт третий. 1975 год.

Исландия. Мне нужна треска.
Британия и Германия (оглянувшись, тихим шёпотом). Пошла нахуй.
Исландия. Мне. Нужна. Треска.
(*Исландия заявляет, что теперь ей принадлежат воды на 200 миль вокруг острова*)
Другие страны. Исландия, да ты... то есть вы...
Исландия (перебивает). Уебу.
Германия (меланхолично). Уебёт.
Британия. Смотрите и учитесь, сосунки.
(*Британия снова вводит военный флот для защиты рыбаков в исландских водах*)
Исландия (задумчиво). У меня семь кораблей. У Британии около сотни. (потирая руки) Это будет великая победа, достойная наших предков-викингов!
Германия (шёпотом). Исландия ёбнулась, звоните психиатрам.
Исландия. Выпускайте береговую охрану!
(*из бухты с трудом выходит старый фрегат "Тор", перегораживает
дорогу сразу трём английским военным кораблям и вступает с ними в бой*)
Другие страны (хором). Исландия ёбнулась!
Исландия (с дьявольским хохотом). Нас ожидают чертоги Вальхаллы, где мы будем вечно пировать с Праотцом Одином за длинным столом!..
Другие страны (шёпотом). Пиздец.
(*исландские и английские корабли гоняются друг за другом по морю, устраивая перестрелки*)
США. Блядь. Вы, оба...
Исландия (не слушая). Сражайтесь, английские крысы! Ваше место - в сером Нифльхейме, под пятой великой Хель! Узрите же знамя ворона! С нами Тор!
США (в панике). Вы же оба члены НАТО!
Исландия (не оборачиваясь). Уже нет.
США (впадая в хтонический ужас). Как это нет?!
Исландия. Мы не будем сражаться плечом к плечу с трусливыми английскими крысами. Мы выходим из НАТО.
Другие страны (хором). Охуеть!..
США (бледнея). Но ведь у вас единственная база НАТО в северных морях!
СССР (подкрадываясь). А вот с этого места поподробнее...
США. Блядь! Британия! Можно тебя на два слова?
Британия (нехотя). Ну что ещё?!
США. Свали оттуда!
Британия. Это вопрос принципа!
США. Уебу!
Исландия. США, отвали, это я её первая заметила!
США. Да ты охуела!
Исландия (помахивая треской). А знаете, медведи очень любят сырую рыбу. Исторический факт.
СССР. Ры-ы-ы-ыба-а-а-а...
США. Блядь! Британия!
Британия (разочарованно). Да что ж за хуйня...
(*Британия отзывает свои корабли и вслед за всеми странами Европы признаёт право Исландии на 200-мильную зону вокруг острова*)
Исландия (грустно). Великий Один остался без жертвоприношения... И веселье так быстро закончилось… (оглядываясь по сторонам и замечая вулкан Эйяфьядлайёкюдль) Хотя всё ещё можно поправить!
Все страны мира (хором). Блядь...

Занавес.